Article

11.3. О некоторых уроках аварии на Чернобыльской АЭС

Изыскания, проводившиеся, как и положено, до вынесения решения о строительстве ЧАЭС, установили, что почвы данного района торфянисто-песчаные, характерные для Украинско-Белорусского полесья. Было также установлено, что такие почвы склонны к сорбции цезия и стронция. Действительно, проводимые уже длительное время дезактивационные работы с глубоким снятием поверхностного грунта показывают, что активность почвы все еще высока, она сохраняется на

довольно близком уровне к ее первоначальному значению. Сотрудники, работающие на эксплуатации ЧАЭС и по дезактивации ее территории, по-прежнему могут передвигаться только по специально забетонированной полосе. Между тем, о неблагоприятном характере грунта в предполагаемом районе размещения АЭС имелись и другие свидетельства. Так, в среднем по Украине содержание цезия в молоке составляет 12,8 пкКи/л, а стронция — 3,6 пкКи/л, в то время как в районе предполагаемого размещения АЭС содержание цезия в молоке составляло от 33 до 323 пкКи/л, а стронция от 7 до 18,7 пкКи/л. К сожалению, вывод из этих исследований был сделан неверный, а именно: выпас коров был перенесен в другой район, а строительство станции было разрешено.

Важно запретить строительство АЭС на таких почвах, внеся в руководящие указания требование строить АЭС на глинистых грунтах.

Следует исключить из руководящих указаний возможность захоронения отвержденных радиоактивных отходов и расположения на территории АЭС подземных баков жидких радиоактивных отходов. Указания о необходимости обеспечить такие захоронения контрольными скважинами для сигнализации об утечках не могут ликвидировать сами утечки, то есть препятствовать распространению утечек через подземные воды.